Храмы строгановского барокко.

Статья Валерия Карсакова.

 


1   2


Строгановы во многих отношениях исключительная, единственная в своем роде русская династия. Строгановых уважали не только в дворянской и аристократической, но и в предпринимательской среде, особенно среди горнопромышленников. Были они людьми русского происхождения, посвятили себя промыслам, сначала соляному, а потом железному и вообще рудному.  Сведения об одном из родоначальников династии  – Луке Строганове  относятся к первой половине XV века. Это был тот самый Лука, который «выкупил на свой счет великого князя Василия Темного из казанского плена», заплатив 20 тысяч рублей, так как государственная казна в тот момент была пуста.

Прочное основание родовым богатствам заложил внук Луки Строганова – Аника (Иоаникий, в иночестве Иоасаф)  Строганов (1497 - 1570.

Именно на его средства был построен знаменитый Благовещенский собор в Сольвычегодске. Аника, был незаурядной и любопытной фигурой во всех отношениях. Расчетливость сочеталась в нем с благочестием. Он строит соляные варницы, а рядом с ними – церкви на далекой Коле, Вычегде и Каме.

Инстинкт крупного предпринимателя, умело использующего промах конкурента, сочетается в нем с мудрым и дальновидным расчетом политика, умеющего получить поддержку центральной власти. Он проявляет интерес к рукописной и печатной книге и оставляет после себя большую библиотеку. Вечно деятельный, приумножающий свои богатства «образцовый церковник», а под конец жизни  и монах (Аника перед смертью принял постриг в Пыскоре в Спасо-Преображенском монастыре).

Благовещенский собор в Сольвычегодске

Благовещенский собор в Сольвычегодске

Сын Аники, Григорий, будучи, так же как и отец, человеком смелым, умевшим идти на риск, обращается в 1558 году к царю Ивану Грозному с просьбой дать разрешение на освоение пустынных земель ниже Великой Перми, по реке Каме, по обе ее стороны, до реки Чусовой. Такое прошение было неслыханной дерзостью среди рядовых купцов, но не для Строгановых, имя которых тогда было хорошо известно при московском дворе. Своей грамотой Иван Грозный в том же году передает «для всего рода» право владения 3,5 млн десятин земли на Северо-Западном Урале. А в 1568 году жалованная грамота Ивана IV присоединяет к владениям Строгановых земли «по реке Таболу» в Сибири. За государственной грамотой стояли важные хозяйственные, политические и военные расчеты царя на деловую хватку Строгановых. Благоволение Ивана Грозного к династии объясняется не только умением последних лучше других купцов поставлять нужные двору товары, но и их важными военными и политическими услугами по укреплению и расширению границ Русского государства. Известно, например, что Строгановы в трудный момент набега крымских татар на Москву послали к границе, к Серпухову, на государеву службу за свой счет отряд в тысячу казаков с пищалями и всем необходимым припасом. И это далеко не самый значительный и не последний вклад Строгановых в обустраивание Русского государства. На приобретенных сибирских землях Строгановы развивают, как и в пермских своих владениях, соляные, рыбные, рудные промыслы, хлебопашество, заселяют их русскими крестьянами, которые приносят в Сибирь более высокий уровень хозяйственной культуры. Строят по разрешению московского митрополита церкви, нанимают церковнослужителей и обращают живущее на освоенных территориях население в православие.

В конце 18 века  единоличным владельцем  родовых вотчин Строгановых становится Григорий Андреевич Строганов ( 1656-1715 ). При нем и началось интенсивное каменное строительство на Строгановских землях.

За достаточно короткий срок  в 13 лет на средства Григорий Строганова возводятся один за одним пять храмов : в Сольвычегодске, в Устюжне Железопольской, в Троице Сергиевой лавре в Сергиевом Посаде, в усадьбе Гордеевка под Нижним Новгородом и в Самом Нижнем на Посаде. Шестой храм  в   стиле строгановского барокко строит после смерти Григория Строганова  его сын  Сергей в  Усолье на Каме  в 1724 году. 

 

Хронология постройки  этих храмов выглядит  следующим образом :

 

Сольвычегодск. Соборный храм Введенского монастыря

1688-1693 гг.

 
 

Устюжна Железопольская . Церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы

1694 г.

 
 

Усадьба Гордеевка (Н.Новгород). Церковь Смоленской иконы Пресвятой Богородицы

1694-1697 гг.

 
 

Сергиев Посад. Троице Сергиева лавра. Церковь Рождества Иоанна Предтечи

1692–1699 гг.

 
 

Нижний Новгород. Рождественская церковь

1697-1701(1719) гг.

 
 

Усолье . Соборный храм Спасо-Преображенского монастыря

1724-1730 гг.

 

 

Судя по хронологии строительства, все храмы Строгановского барокко строены одной артелью, поскольку   храмы не строились одновременно, а возводились последовательно (заканчивали  один – начинали другой). Видимо артель переезжала из города в город, согласно воле заказчика.  

Имя архитектора, создавшего эти удивительные по красоте и оригинальности произведения русской раннебарочной архитектуры XVII века, осталось неизвестным. Возможно, создателем этих замечательных построек был один из крепостных строгановских мастеров, учившихся за границей, в Италии. Есть сведения о том, что в конце XVII века у Григория Строганова работал живописец Степан Дементьевич Нарыков, некоторое время обучавшийся художествам в чужих землях. Им созданы иконы для иконостаса Введенского собора в Сольвычегодске. Его произведения имеются и в Великом Устюге. Не исключено, что именно по его проектам-рисункам и возводились строгановские храмы, в облике которых явно проступают черты западноевропейской барочной архитектуры. Быть может, этим и объясняется необычная живописность фасадов в строгановских постройках, как будто сошедших с икон и фресок того времени; понятным тогда становится и факт относительно небольшого количества подобных сооружений, появление которых в русском зодчестве укладывается в рамки двадцати лет конца XVII ≈ начала XVIII века.

Это всего лишь одна из версий. Трудно поверить, что Строгановы, богатейшие люди своего времени, доверили столь ответственное решение по созданию внешнего образа своих храмов простому крепостному. Богатства Строгановых было достаточно для того,   что бы нанять для осуществления подобного заказа   лучших архитекторов своего времени.  Но  загадка авторства храмов Строгановского барокко не разгадана до сих пор.

Если рассматривать эти храмы в едином целом, то, пожалуй, больше всего подойдет им следующее описание, встреченное мной в одном из учебников по истории Русской архитектуры:

«…ювелирная отделка становится отличительным признаком памятников. Глаз теряется в виртуозной резьбе, архитектурная форма не воспринимается, потому что запомнить и понять её невозможно — возможно получить удовольствие именно от этого столь очевидно явленного искусства. Резьба сплошным драгоценным узором покрывает наличники, колонки, постаменты, переходит на поверхности стен... При этом ансамбль не рассыпается — за счёт прежде всего повторения орнаментальных мотивов».

Трудно сказать был ли какой то особенный повод у именитого человека Григория Строганова к  столь массовому строительству церквей в его землях. Что-то просил он у Господа или, наоборот, благодарил  за оказанное ему благодеяние.    Часто в литературе встречается легенда, что таким    образом Григорий Строганов отмечал   пожалованное ему звание барона. Но это совсем не так : звания баронов были пожалованы Петром I в 1722 не Григорию Строганову, а трем его  сыновьям, и было это  через 7 лет после его смерти в 1715 г.  В то время когда храмы построены на десятилетие раньше.  Путаницу внесла запись в "Летописи о церквах Нового Усолья", где о  строительстве строгановского Спасо-Преображенского собора в Усолье сказано следующее: "Строгановы... Императором Петром... пожалованы в бароны. В знак усердия... и в благодарность Богу... в 1724 г. иждивением барона Сергея Григорьевича Строганова основана в Усолье церковь каменная".

Введенский собор в Сольвычегодске (1688-1693 гг.).

Введенский собор в Сольвычегодске

Это первый по времени создания собор, построенный на средства Григория Строганова.  Введенский храм – это соборный храм Введенского женского монастыря. Ему предшествовал  деревянный соборный храм Введения, который построили в  этом монастыре в 1565 году сыновья Аники Строганова - Яков, Григорий и Семен.  Завершена постройка была около 1570 года,  на что указывает храмовая икона Введения Богородицы во храм- вклад самого Аники в собор в 1570 году. Заложенный в 1688 году каменный  Введенский собор строился, согласно местным летописным сведениям, восемь лет, но освящен был почему-то только в 1712 году.

Устройство в 1691 году теплого Богоявленского придела под южной папертью здания свидетельствует, что в это время его нижний ярус был уже готов. Кроме того, создание в 1693 году икон для иконостаса собора служит достаточно веским основанием для датировки тем же годом и окончания его строительства. 

Храм  возвышается на северной окраине города, около маленькой, местами почти пересохшей речки Солонихи (Усолки), которая прежде, разливаясь, образовывала здесь озеро, где находились первые соляные варницы.

Его сильно вытянутый в высоту четверик с окнами в три яруса и с пятью главами, увенчанными ажурными золочеными крестами, выглядит парадно-торжественно. Это впечатление усиливают высокий подклет и двухъярусная арочная, первоначально открытая галерея (заложена в XVIII в.) с эффектным крыльцом с запада, которая охватывает четверик с трех сторон. При отсутствии внутренних столбов не только центральная, но и боковые главы Введенского собора сделаны световыми, открытыми внутрь, что являлось для того времени новшеством. Такое решение достигнуто при помощи уникальной, не встречающейся до сих пор на Руси конструкции перекрытия. Сомкнутый, четырехлотковый свод с выемками в углах как бы прорезан в центре каждой из сторон крупной распалубкой. Подобная форма свода изнутри, пожалуй, напоминает две пары перпендикулярно перекрещивающихся подпружных арок, которые опираются на сильно выступающие из стен пилястры. В центре и над углами свода размещены граненые барабаны глав.

Введенский собор в Сольвычегодске

Ни один из памятников Севера не имеет столь пышного наружного декора с резным белым камнем и полихромными изразцами. Фасады здания членятся по горизонтали на ярусы широкими антаблементами, которые завершают также каждый из этажей галерей. Межоконные простенки собора и устои галерей украшают приставные колонки коринфского ордера. Антаблементы и колонки из камня четко выделяются на фоне красных кирпичных стен, определяя строго ритмическую структуру внешнего облика всего сооружения.

Введенский собор в Сольвычегодске

В верхних ярусах храма и галереи колонки витые, а на крыльце покрыты сочным рельефным орнаментом из виноградной лозы по образцу деревянной резьбы иконостасов той эпохи.

Широкие прямоугольные окна заключены в богатые наличники с полуколоннами и белокаменными резными узорами по сторонам и лучковыми разорванными фронтонами . Венчают фасады и крыльцо фигурные аттики типа петушиных гребней с раковинами и пирамидками. Это декоративное убранство довершают крупные сильно вытянутые рельефные панно на устоях второго яруса галереи из полихромной майолики, представляющие собой сочные натюрморты из плодов и цветов.

Судя по декору, зодчий собора был хорошо знаком с ордерной системой, использовав ее в качестве основы всего внешнего убранства здания.

Применение ордера вообще типично для русской архитектуры рубежа XVII≈XVIII веков и знаменовало собой сближение ее с западноевропейской.

Однако элементы и детали ордерной системы в руках русских мастеров обычно приобретали довольно свободную, как правило, декоративную интерпретацию, складываясь в тот самый своеобразный стиль, условно называемый московским  барокко. В соборе ясно видно более глубокое понимание ордера, который, несмотря на свою декоративную основу, интерпретирован гораздо строже, каноничнее, чем в других постройках этого времени.

Восточную стену храма закрывает большой семиярусный иконостас в стиле  барокко, выполненный московским мастером Григорием Ивановым в 1693 году.

Введенский собор в Сольвычегодске

Он украшен колоннами с вьющейся виноградной лозой, декоративными завитками и картушами, обрамляющими иконы. Особенно роскошна резьба его царских врат; их створки почти полностью затканы кружевом деревянного узорочья. С золоченой резьбой иконостаса, с его подвижными текучими формами хорошо сочетаются по цвету иконы-картины, писанные на холсте обучавшимся за границей дворовым человеком Строгановых Степаном Дементьевичем Нарыковым. Они целиком определяются традициями европейской живописи второй половины XVII века. Это уже новое искусство, полностью отошедшее от традиций древнерусской живописи.

Устюжна Железопольская. Церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы (1694 г.).

Храм находится  на Большой Московской улице, главной улице Устюжны, на одной оси с собором Рождества Богородицы. Впервые церковь на этом месте упоминается в 1547 году с посвящением Рождеству Христову. Эта первая церковь была деревянная , «строена клецки». В начале 17 века местному юродивому Афанасию , по прозвищу «Железный посох»,  на этом месте было явление Казанской иконы Пресвятой Богородицы.  В честь этого события  «жителем посада Михаилом Олончанином по обету строится храм в честь Явления Казанской иконы», который сгорает  от удара молнии в 1660 году. На его месте строятся в 1675 году опять же деревянные теплая и холодная церкви.

Устюжна Железопольская. Церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы

Теплая – во имя Царевича Димитрия  с приделом Великомученицы Екатерины и холодный, летний храм во имя Преполовения Пятидесятницы с приделом Богоматери Казанской. Перед строительством в 1694 году Григорием Строгановым  каменной Казанской церкви й эти деревянные церкви  продаются за 130 рублей Устюжским приходам  Троицкому и Васильевскому и ставятся на их территории.  

Устюжна Железопольская. Церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы

Северный Екатерининский придел Казанской церкви был сооружен одновременно с главным храмом. Южный  придел Священномученика Антипия  и закрытая паперть вдоль всего западного фасада пристроены в середине XIX столетия в том же стиле.

Казанская церковь напоминает терема XVII века. Она имеет богатое декоративное убранство фасадов, подобно другим строгановским постройкам этого времени. Ее массивные граненые главы поставлены на двухъярусные восьмигранные барабаны, обработанные квадратными и прямоугольными филенками и окаймленные карнизами сложного профиля.

Из пяти барабанов только центральный является световым. Все фасады имеют сложное завершение в виде разорванного лучкового фронтона, в который включен массивный киот с щипцовым покрытием. Из белого камня вырезаны детали декора, обрамляющего оконные проемы. Раскрепованный карниз с филенками и крупными зубцами кирпичной кладки опоясывает четверик по периметру.

Устюжна Железопольская. Церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы

Устюжна Железопольская. Церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы

Устюжна Железопольская. Церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы

Белокаменные наличники окон выполнены в виде приставных колонок с коринфскими капителями и массивного сандрика наподобие разорванного фронтона с фигурным аттиком и плоскими волютами. В обрамлении некоторых окон использованы витые колонки, украшенные причудливой рельефной резьбой с изображением мотива виноградной лозы. Фасады главного четверика с раскрепованными углами декорированы полуколоннами с резными капителями. Окна второго света выделены профилированной рамкой и двускатным сандриком на кронштейнах.

Богатой и разнообразной белокаменной резьбой заполнены венчающие фасады фигурные фронтоны, в композицию которых включены и витые колонки, и сложно профилированные карнизы, и разные по размерам и рисунку волюты. Столь же богато и интересно был декорирован белокаменной резьбой западный вход, обрамленный резными колонками с мотивом виноградной лозы и увенчанный барочным разорванным фронтоном.


К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ

 

1   2

Следующая страница  

К ОТЧЕТАМ И СТАТЬЯМ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ